Интервью с новым послом России в США Анатолием Ивановичем Антоновым

0
102

Российский журналист и телеведущий Сергей Брилев взял интервью у Анатолия Ивановича Антонова перед его отъездом в Вашингтон.

Старший российский дипломат в Вашингтоне назначается сразу двумя президентскими указами. По одному указу Анатолий Антонов — конечно, посол России в США. По другому указу он по совместительству — наблюдатель России при расположенной в Вашингтоне Организации американских государств. В неё входят все суверенные страны от Аляски до Огненной Земли.

Из 35 суверенных стран Нового Света визы россиянам не нужны в 32. Это ли не показатель того, какие у Москвы добрые отношения с остальным Новым Светом и как там уже не боятся окриков из США, которые, напротив, российских дипломатов прогоняют.

Главный приоритет Антонова — отношения с США.

 

— Анатолий Иванович, поздравляю вас с назначением на высокую должность.

— Спасибо большое.

— Давайте остановимся на том благополучном этапе российско-американских отношений, когда, приезжая в Соединенные Штаты, вы смотрели, как там что устроено. Может быть, вам даже тогда что-то там нравилось. Может быть, вы стали поклонником кантри. Или, может быть, джаза или бейсбола, или американского футбола. Есть что-то такое, что вам нравится в Соединенных Штатах?

— Конечно, в Соединенных Штатах Америки я был очень много раз. Страна интересная. Со многими представителями Пентагона, Госдепа у меня остались очень хорошие отношения. Джаз, кантри мне очень нравятся. Я думаю, у меня будет очень хорошая возможность для того, чтобы познакомиться с прекрасной культурой Соединенных Штатов Америки.

— Вам теперь не очень удастся поездить. В числе новых американских санкций значится ограничение на передвижение российских дипломатов. Что собираетесь делать на этом направлении?

— Думаю, что ограничений серьезных на поездки для посла, наверное, все-таки не будет. По крайней мере, мне хочется верить в то, что до такой степени, хочется сказать, до такого «маразма» все-таки не дойдут российско-американские отношения.

— Для меня одной из величайших загадок американской жизни является влюбленность американцев в бейсбол. Я как-то попросил отвезти меня на матч в Нью-Йорке. Правила я более-менее начал понимать. Но почему они так радуются, я так и не понял. Для меня лично иллюстрация того, что все-таки Америка — это отдельная страна. Но сейчас в Штатах полное смешение правил. Если взглянуть на конфликт Конгресса, Трампа, либералов, консерваторов, все смешалось. А с такой Америкой вообще можно говорить?

— Я как раз считаю, что с такой Америкой не только можно, а нужно говорить. Какие бы ни были трудные времена, нужно разговаривать. Пускай лучше дипломаты сидят за столом переговоров, чем военные смотрят друг на друга через ствол прицела. Пройти этот период довелось нам. И мы будем спокойно и профессионально решать задачи, которые возникают в результате этой русофобской политики, которая досталась от администрации Обамы.

— Я вовсе не хочу злорадствовать, но в Америке действительно очень непростая история. Называя вещи своими именами, откровенно, конечно, неонацистский марш в Шарлотсвилле, который породил не менее странную реакцию либералов, которые начали свергать памятники. Для вас нынешний нехороший этап действительно нехороший во внутренней политике США, препятствие для нормальной работы?

— Я думаю, что мне надо учитывать все обстоятельства. Что касается данного случая, я был бы здесь предельно осторожен. Мне понравились некоторые выражения Дональда Трампа. Я немножко их перефразирую. У настоящих патриотов не должно быть ненависти и предрассудков. А возвращаясь, допустим, к нашей ситуацию, скажу, что я противник борьбы с любыми памятниками.

— Вы собрали коллектив посольства России в Вашингтоне. Давайте с мелочей начнем. Что вы скажете сотрудникам консульского отдела? Ребята, приостанавливаем выдачу российских виз до тех пор, пока у американцев не наступит порядок с этим делом в Москве?

— Я думаю, что надо продолжать выдавать визы американским гражданам, которые хотят посетить Российскую Федерацию.

— То есть не опускаться до «баш на баш»?

— Мы не будем отвечать. Не поддаваться эмоциям, пытаться выправить этот крен, пытаться не допустить дальнейшего сползания отношений к кризису, а на первом этапе стабилизировать. И потом думать о том, как идти вперед. Вы знаете, я позволю оттолкнуться от вашего вопроса. Когда я готовился к поездке в США, я посещал очень многие ведомства. И у меня было ощущение первоначально, что совсем все плохо с Соединенными Штатами Америки. Вы знаете, какое же было мое удивление, что я вдруг обнаружил, что у нас связи по линии некоторых ведомств процветают. Назову пример — это Министерство культуры. Огромная программа сотрудничества. Люди посещают театры, открываются галереи. Это очень и очень здорово. Я разговаривал о нашем сотрудничестве с коллегами из Роскосмоса. МКС никуда не денешь — надо продолжать сотрудничать. Известная поставка двигателя ФРД-180, о которой много писалось, правда, противоречиво, но это схема взаимодействия работает. В области рыболовства у нас хорошее взаимодействие. По линии бизнеса есть конкретные проекты. Я не хотел бы обнародовать предстоящие визиты федеральных министров в США.

— У вас есть такое в повестке?

— Подождем немного, и вы увидите, если ничего не изменится, это произойдет. И очень интересные проекты двустороннего сотрудничества. Это же здорово, великолепно!  Но при этом я хотел бы подчеркнуть, что мы в развитии отношений с Соединенными Штатами Америки заинтересованы в той же степени, в какой заинтересованы они. Мы никому не навязываемся, ничего не просим, ни на чем не настаиваем. Мы открыты к этому взаимодействию.

— К огромному сожалению, сложилась такая ситуация, что иной раз общение с любым русским — это уже как бы черная метка. Это пройдет, но на данный момент это так. Вы не опасаетесь, что минимум на первом этапе вашей работы, учитывая тот шум, который был вокруг вашего предшественника Кисляка, вы окажетесь в некоторой информационной изоляции в Штатах. Как вообще начинать преодолевать эту проблему с информационным фоном?

— Хочу сказать о Сергее Ивановиче Кисляке, моем предшественнике, завершившем работу в Соединенных Штатах Америки. Это высококлассный специалист, посвятивший свою жизнь дипломатии с большой буквы. Человек очень порядочный. Это блеск российской дипломатии. К сожалению, вокруг него создалась — американцы, по-моему выдумали это слово – «токсичная» атмосфера. Это полный бред — обвинять российского посла в том, что он является шпионом. Даже комментировать не хочется. Но странно, когда журналисты с серьезными лицами и непроницаемыми глазами по-прежнему задают эти вопросы: «Вы шпион?» Что касается предстоящего моего контакта со средствами массовой информации Соединенных Штатов Америки. Вы знаете, как бы ни было это странно, я получаю очень много запросов сегодня. Для себя я определился. Я буду максимально открыт. Надо просто спокойно приехать, освоиться, оглядеться. Я готов к самым жестким вопросам, попыткам уколоть меня. Слава Богу, я давно в дипломатии. Наверное, кожа такая, как у носорога или гиппопотама.  Главное на сегодняшний день не допустить дальнейшей раскрутки спирали санкций. Я твердо убежден, что Россия и США должны сотрудничать. Тем более что Россия и США являются постоянными членами Совбеза. А по Уставу ООН они несут особую ответственность за международный мир и безопасность. Знаю точно, что когда мы сотрудничаем, от этого выигрывает мир.

— Вы с таким мандатом едете от президента Путина и министра Лаврова?

— Да, именно с таким.