8.2 C
New York, NY
Среда, Ноябрь 22, 2017
Домой ТЕМАТИКА Бизнес, наука, инновации Профессору Московского университета присудили аналог Нобелевской премии

Профессору Московского университета присудили аналог Нобелевской премии

0
345

Иммунолог Александр Руденский, профессор Московского университета, который сейчас живет в Нью-Йорке, удостоен премии  Crafoord 2017 года. Он разделил ее с Шимоном Сакагучи из Университета Осака в Японии и Фредом Рамсделем из Института рака и иммунотерапии из Сан-Франциско, сообщается на сайте шведской Королевской академии наук.

Приз в $670 тысяч был присужден «…за открытия, связанные с регуляторными Т-клетками, которые противодействуют вредным иммунным реакциям при артритах и других аутоиммунных заболеваниях», говорится в заявлении.

Т-клетки «можно рассматривать в качестве охранников нашей иммунной системы. Они контролируют и останавливают те клетки, которые переусердствовали и атакуют собственные ткани организма. Есть надежда, что их открытие приведет к новым высокоэффективным методам лечения аутоиммунных заболеваний, таких, как ревматоидный артрит, рассеянный склероз и сахарный диабет 1 типа», говорится в заявлении.

Премия Crafoord считается самой престижной медицинской премией в мире, как и Нобелевская. Церемония награждения пройдет в Стокгольме 18 мая 2017 года.

Стоит отметить, что в 2015 году иммунолог Александр Руденский претендовал на Нобелевскую премию, но ожидания не оправдались.

Александр Руденский начал свою карьеру в МГУ имени М. В. Ломоносова в 1970-е годы, и хотя он живет и работает в Нью-Йорке, он официально остается профессором кафедры иммунологии МГУ.

Начинал карьеру с лаборатории

В 1979 году Руденский работал в лаборатории НИИ эпидемиологии и микробиологии в Москве, тогда она считалась одной из лучших лабораторий молекулярной иммунологии в стране. И там через какое-то он время начал заниматься изучением биологических функций белых кровяных Т-клеток, пишет «Комсомольская правда».

В 1989 году ученый получил приглашение поехать на Международный конгресс иммунологов, который проходил в Западном Берлине.

«Я был счастлив оказаться среди интернациональной группы выдающихся ученых, услышать об их последних достижениях. После этого я начал искать возможность принимать участие в работе за пределами Советского Союза», — рассказал ученый.

Его карьера за рубежом начиналась «с ломаного английского»

«Я позвонил выдающемуся американскому иммунологу Чарльзу Джэйнэуэю с нашего домашнего телефона, из кухни в центре Москвы. Английский, на котором я тогда говорил, понять было сложно, но Чарльз все понял и помог мне уладить формальности», — вспоминает Руденский в своем профиле на сайте Центра рака.

Вскоре российский ученый с женой и 4 детьми уехал в США, где и работает до сих пор.

В интервью Радио Свобода в октябре 2015 года, д-р Руденский описал себя, как российско-американского ученого.

Сейчас, когда вас назвали в числе претендентов на Нобелевскую премию, у многих российских СМИ появился соблазн назвать вас российским ученым. Вы готовы согласиться с таким описанием?

Правильнее было бы сказать, американский российский ученый. Я уехал в США в 90-м году, уже являясь старшим научным сотрудником. Безусловно, российское образование, российская научная культура оказали на меня большое влияние, но никак не меньшее влияние оказала на меня американская научная среда.

 Как вы думаете, если бы вы остались работать в России, вы смогли бы добиться тех же научных успехов?

Уверен, что нет. Дело не столько в технологических и технических возможностях, главное дело в среде и в отсутствии административных,  бюрократических и прочих барьеров. Но на самом деле национальной науки не существует. Не может быть отдельно финской науки или швейцарской науки, или российской науки. Только политики используют эти термины, в этом есть подтекст национализма, ощущение принадлежности к племени, племенная ментальность. Это тривиальное рассуждение, но наука не имеет границ. Важно, чтобы в научном процессе участвовали люди, которые выросли в разной среде, которые имеют разные способы мышления. Когда вместе работают китайцы, индусы, россияне, американцы, немцы – каждый приносит с собой свой культурный багаж, свой языковый багаж, а это очень важно, ведь язык принципиально влияет на то, как люди думают. Такое смешение является невероятным источником творческого импульса, оно делает науку захватывающим предприятием, раскрашенным разными национальными характерами и языками.

Какая самая яркая особенность российских ученых в этой палитре?

Не знаю, в чем дело, может быть, это размер страны, продолжительность зимы, повышенная облачность, но я бы сказал, что особенность русских – думать о глобальных проблемах в отрыве от реальности, не имея реальных возможностей решить их. Технология решения проблемы не является для них предметом озабоченности, можно смотреть на небо и решить мировую проблему просто так, в принципе. Но есть и противоположный вариант, когда на небо не смотрят вообще, а смотрят на всякие приспособления и думают, что если собрать их в большую кучу, то все решится само собой. Конечно, это разные крайности, и боюсь, и то, и другое не очень работает.

Сегодня д-р Руденский работает директором Людвиговского института раковых исследований. Также в его послужном списке должность профессора Мемориального онкологического центра Слоуна-Кеттеринга, Университета Рокфеллера и Корнелльского университета, профессора аспирантуры Герстнера-Слоана-Кеттеринга и аспирантуры Вайля медицинского факультета Корнельского университета.

Автор:  Ольга Михно

Источник: http://www.forumdaily.com/russkoyazychnomu-amerikanskomu-uchenomu-prisudili-analog-nobelevskoj-premii/