Почему иностранцы носят одежду с русскими слоганами

0
47

От подиума до обложек политических изданий — сегодня в моде надписи на русском.

На днях звезда НБА — американский баскетболист Кевин Дюрент — появился на пресс-конференции в футболке с надписью «Стиль» от своего соотечественника дизайнера Херона Престона. В такой же толстовке недавно сфотографировали дочь Канье Уэста и Ким Кардашьян Норд Уэст. В феврале этого года кириллица оказалась и на обложке американского еженедельника The New Yorker, а журнал Vogue назвал толстовки с надписями на русском одним из главных модных трендов. РИА Новости разбиралось, почему весь мир полюбил кириллицу.

Бум на русскоязычные тексты в мире начался два года назад с «дворовых» коллекций российского дизайнера Гоши Рубчинского. Заправленные в носки тренировочные штаны и свитшоты с надписью «Спорт» покорили тогда западных модников. Несмотря на быстротечность большинства подобных тенденций, интерес к необычным надписям по-русски не оказался мимолетным, он только набирает обороты. Сначала такие вещи начали носить супермодники. Теперь одежда Гоши Рубчинского и его коллег — грузинского дизайнера Демны Гвасалии, украинок Лилии Пустовит и Юлии Ефимчук — перекочевали в массмаркет: на страницы глянцевых журналов, в коллекции популярных брендов и даже в музыку.

Мода больше других сфер массовой культуры подвержена заимствованиям. Кризис идей, вызванный необходимостью выпускать несколько коллекций в год, приводит к тому, что дизайнеры ищут вдохновения не только в знакомой им среде, но и на локальных рынках других стран.
Символы чужих культур подаются как нечто экзотичное, создают эффект новизны. Не можешь придумать оригинальную надпись на английском? Используй буквы, которые сами по себе выглядят необычно, такой принт всегда выделяет из массы. Покупатели этих вещей могут не понимать смысла слов, но тем интереснее: ведь без своего прямого значения текст превращается в универсальный символ.

За последние два года дизайнеры и марки, использующие русский язык, заполонили модную индустрию. Развороты глянцевых журналов пестрят футболками Артема Кривды с надписью «Мир» и оранжевыми комбинезонами Юлии Ефимчук с лаконичным сообщением: «Весна». Лилия Пустовит прячет слова «Где мама» на платьях, а марка Андрея Артемова Walk of Shame, наоборот, предлагает клиентам гордо носить свитера с принтом «Волк оф шейм» во всю грудь.

Латвийский бренд QooQoo удивляет майками «Красава» и легинсами «Творю чудеса», пока молодежная марка Демны Гвасалии Vetements знакомит европейских модников с русским роком с помощью толстовок с надписью «Земфира».

Наперекор известной фразе в мире моды не количество переходит в качество, а наоборот. Еще в прошлом году кириллицу осваивали люксовые бренды: тот же Рубчинский сделал коллаборации с  англичанами Burberry и японской маркой Comme de Garçons. Теперь же ставку на русскоязычные тексты делает массмаркет. Adidas выпустил футболки с надписью «Футбол», а американский гигант Urban Outfitters — со словами «Равноправие» и «Никогда». Любимая Филиппом Киркоровым британская марка KTZ тоже не осталась в стороне.

Вслед за США и Европой ажиотаж вокруг кириллицы охватил Японию. Марка G.V.G.V представила вещи со словами «Спорт», «Молодежь», «Красный», «Черный», а японский дизайнер Юния Ватанабе набил на футболках из коллекции весна-лето 2017 комичные надписи на кириллице: «эмблема аэроклуба «Москита» и «Николай 78».

Западные фэшн-блогеры шутят «русская мафия захватила мировые подиумы». В ответ любимая модель Рубчинского и Гвасалии из агентства Lumpen Всеволод Черепанов по кличке «Север» опубликовал фото в толстовке «Russian Mafia New World Order» («Русская мафия Новый мировой порядок»). Инстаграм Черепанова моментально завалили заказами желающие примкнуть к «русской мафии» со всего мира — от США до Австралии. И вот уже Vogue посвящает хулиганским толстовкам отдельный фичер.

 

Криминальная тема вкупе с кириллицей вообще пользуется большим спросом у западных пижонов. Вероятно, этим объясняется спрос на российскую марку уличной одежды Outlaw («Вне закона») с их знаковым принтом «Аутло» (транскрипция английского названия), а также на питерский бренд «Преступление и наказание», выпускающий сшитые заключенными вещи со словами «Охрана» и «Спаси и сохрани».

 

Несмотря на колоссальный успех подобных марок за рубежом, на родине эти вещи часто критикуют за неоправданно высокие цены и нарочитую «некрасивость». Так, одежда Гоши Рубчинского (его толстовки в среднем стоят от 10 тысяч рублей) превратилась в своеобразный мем, которому даже посвящают песни. В основном их посыл сводится к строчке из совместного трека рэперов Замая, Монеточки и СД: «Я за эти кальсоны тебе отдала бы/Максимум тыщу». Однако очевидно, что западные денди готовы заплатить не одну сотню долларов за то, чтобы приобщиться к моде на кириллицу.

Источник