Трубадур Французского Сопротивления

0
75

В предыдущей статье «Русские герои Французского Сопротивления среди нескольких русских женских имён, участников борьбы с гитлеровцами на территории Франции, была названа Анна Юрьевна Бетулинская (Марли), композитор и поэт, прославившаяся своими многими патриотическими песнями, особенно «Песней партизан», ставшей гимном всех французов, боровшихся против гитлеровской оккупации Франции. Потому её с любовью называли «Трубадур Французского Сопротивления» «Достояние Республики» Она сочинила более 300 песен, которые стали очень популярными в культурной среде многих стран и народов Англии, Северной и Южной Америки. Её песни звучали в исполнении многих известных певцов: Леонард Коэн, Джон Боез, Ив Монтан и других. Например, знаменитая Эдит Пиаф пела песни Анны Марли, как правило, под собственный аккомпанемент на баяне. Репертуары многих заслуженных музыкальных коллективов различных стран Европы и Южной Америки украшают названия её произведений. Высоко ценится вклад композитора и поэта Анны Марли в развитие мировой музыкально-песенной культуры.

Генерал Шарль де Голль, возглавивший сражающуюся Францию в борьбе с гитлеровской Германией, подарил Анне Марли личную фотографию, на которой написал: «Мадемуазель Анне Марли, которая сделала свой талант оружием для Франции!» Позже он вручил ей высшую государственную военную награду Орден Почётного Легиона.

После вступительного представления некоторых достоинств эмигрантки из России Анны Юрьевны Бетулинской (Марли) невольно напрашивается необходимость познакомить читателей с биографией нашей героини. Почему я пишу «нашей», поймёте позже, прочитав до конца моё очень краткое повествование о ней. Думаю, некоторые пожелают «окунуться» в дебри многих источников в сетях или даже прочитать её воспоминания в изданных книгах и многочисленных интервью с Анной журналистов, писателей России и других стран, в том числе американских. Ведь в США она с русским вторым мужем Юрием Смирновым прожила очень много лет, больше в Пенсильвании, в Джорданвилле, и даже умерла на земле бывшей русской Аляски, где и похоронена в 2006 году.

Анна родилась в семье представителя российского дворянского рода Бетулинских, отмеченных по недокументированным рассказам родством с М.Ю.Лермонтовым, П.А.Столыпиным, известным казачьим атаманом Матвеем Платовым, дочь которого стала прабабушкой нашей героини. Очень приятно, что подтверждено родство по документам между Бетулинскими и знаменитым русским философом Николаем Бердяевым.

Всё началось с приезда в 1763 году людей греческого рода Алфераки, прибывших по приглашению императрицы Екатерины 11 из Греции на юг России в город Таганрог, где раньше обосновалась большая греческая община. В городе уже тогда одна из улиц называлась Греческой. На этой улице дедушка Марии построил большой дом, который значительно позже стал городским музеем и сохраняет этот статут поныне. И случилось так, что здесь, в этом городе, будущий отец Анны Юрий Матвеевич Бетулинский встретил греческую красавицу Марию Михайловну Алфераки, пронзившую его сердце неотразимой красотой черноволосой, черноглазой гречанки и не устоял (я видел фото её впечатляющей красоты — Н.З.). Почувствовав трепетную взаимность Марии, российский дворянин Юрий Бетулинский женился на ней. И родились в новой семье одна за другой в промежутке пяти лет две красавицы русско-греческих кровей, старшая- Мария и младшая –Анна, как две капли воды похожие на жгучую брюнетку маму Марию.

Анна была ровесницей большевистской революции 1917 года в Петрограде, и родилась в обстановке революционного беспредела народных и солдатских масс, отметившихся кровавыми зверствами и грабежами в отношении людей дворянского и купеческого сословий, государственных чиновников и других лиц, руководствуясь лозунгом «Кто не с нами — тот наш враг!» и другими. Убивали людей без суда и следствия. В этот беспредел попал и отец Анны, расстрелянный безумцами-революционерами вместе с дядей контр-адмиралом Весёлкиным, проживавшим в одном и том же доме, что и Бетулинские. А мама Анны была арестована, отлучена от детей и помещена в тюрьму. Из квартиры исчезли многие драгоценности и понравившиеся революционерам вещи, которые они унесли с собой вовремя обыск и ареста родителей. Горько рыдающая от настигнувшего ее семейного горя, мама Аннушки, упав на колени перед тюремным комиссаром, взмолилась: «Спасите ребёнка! Ему нужно моё молоко!» И комиссар нехотя сжалился, освободил Марию Михайловну.

Зашив в платье оставшиеся драгоценности, одевшись по-простонародному, Мария с помощью няни Наташи Муратовой, 18-летней нижегородской замужней крестьянской девушки решилась бежать в Финляндию. Добравшись до границы, они встретили нежелание охраны пропустить измученных беженцев в Финляндию: -Не велено пускать никого! — объявили они рыдающим детям и женщинам. Но есть же Всевышний: — Стучите и откроется!

Плачь и слёзы измученных, исстрадавшихся в болотно-дорожных невзгодах детей и женщин всё же донял молчаливых и суровых пограничников: беглецы оказались в финском посёлке Териоки, ныне Зеленогорск. Однако позже у них появилась возможность отправиться в более дальнюю эмиграцию от России, во Францию. И они направились в новое путешествие! Оно привело беглецов на юг Франции, в Ривьеру, город Ментон. Здесь проживала огромная община эмигрантов из России. Нужно было вживаться в незнакомой стране с незнакомыми людьми, их законами и традициями, их языком. Делать это Марии Михайловне было легче, чем дочуркам и няне, так как мама знала пять языков и ей не составило труда сразу найти хорошую работу, более чем достойную её богатыми профессиональными качествами. А малограмотная няня, не оставившая своих господ в тяжкое время, доказала, что и её трудовым навыкам со щедрыми природными способностями есть простор для применения в условиях эффективного выживания в эмиграции, не обременяя госпожу заботами о няне, безраздельно преданной господской семье. Как вспоминала позже Анна, любовь и искренняя любовь Наташи к отпрыскам дворянского рода, постоянная заботливость о них и теплота детской взаимности помогла всем вместе преодолеть трудности бытия в новой стране и стать полноправными её гражданами.

Вспоминая жизнь в благоуханной Французской Ривьере и г. Ментоне, Аннушка с нескрываемым восхищением говорила: «Ривьера в 20-ых годах была раем! Дни были наполнены солнцем, ароматом апельсиновых деревьев. Мои идеалы формировались под влиянием книг о Жанне Д’Арк, о рыцарях и трубадурах. Жили мы в «Русском доме», бывшем военном госпитале времён Первой Мировой войны». Дом был заселён в основном пожилыми эмигрантами из России. Все старались не показывать вида, что не

замечают резких изменений обстановки и потому соблюдают многие укоренившиеся в прошлом привычки одеваться, приветствовать друг друга манерами учтивых господ. Особенно усердствовали старые генералы и бывшие чиновники, расшаркивавшиеся перед старомодными красавицами с веерами, в некогда модных шляпах. Им нравились и охотно соблюдались старые привычки из жизни в теперь разрушенных дворянских семейных гнёздах. Мужчины отличались откровенными ухаживаниями за понравившимися дамами.
Так случалось не раз и с мамой Аннушки, не проявлявшей ни малейшего интереса ни к каким мужчинам, даже блиставших внешними достоинствами и безупречной внешностью. Как вспоминала Анна, мама всю жизнь бережно хранила свою непоколебимую любовь и неподкупную верность своему покойному мужу. Интересно, что в этом у Марии Михайловны, по одному из рассказов Анны, появилась негласная, но убеждённая и очень надёжная помощница в лице няни. Ведь мама и Наташа стали настоящими и верными подругами и единомышленниками. Когда Наташа заметила, что статный князь Кропоткин проявил стремление познакомиться с Марией Михайловной, для чего пожелал появиться в доме неувядающей гречанки, Наташа подготовила водопроводный шланг для полива цветов и в нужный момент, вроде бы нечаянно, поработала над внешним видом незваного гостя, обкатив его, вместо цветочных клумб, с ног до головы водой. Больше князь не пытался появляться, чем семья была очень довольна.

Вспоминая период своего детства во французской эмиграции, Анна говорила: «У меня чудный урок был в жизни. Я умею мыть и чистить. Это я с десяти лет делала. Няня меня научила трудиться и рассчитывать только на свою работу. Она была моя вторая мать». А случился этот «чудный урок жизни» потому, что сердобольная няня, уходя на работу по уборкам квартир других господ, боялась оставить любимую Аннушку без присмотра дома. Она брала её с собой туда, где самой требовалось выполнить договорную работу и заработать так необходимые для всей семьи средства. И хотя Наташа не заставляла беззаботную Аню что-то делать, но наблюдательная девочка с большим желанием стремилась участливо помочь любимой нянечке. Вот там она и получала «чудный урок жизни», давший ей право смело заявить о приобретении собственных умений «мыть и чистить» по опыту заботливой няни.

Когда Аннушке исполнилось 13 лет, няня подарила ей на Рождество гитару. С тех пор она не расставалась с ней, ставшей для юной музыкантши неразлучной подругой жизни.

Гитару она называла «моё надёжное оружие». Няня всегда присутствовала на всех Аннушкиных выступлениях и концертах, сидя вместе с мамой, Марией Михайловной, в первом ряду.

Первоначальные уроки музыки Аня получила у известного русского композитора Сергея Прокофьева. Дом Сергея Сергеевича был постоянно и любезно открыт для Аннушки и её уважаемой семьи. Одновременно Аннушка занималась танцами и балетом в студии Юлии Седовой, балерины Мариинского театра и Матильды Кшесинской, пение совершенствовала в консерватории Ксении Дороган. Старшая на пять лет сестра Мария устроилась на работу секретарём в один из авторитетных в городе бизнес-офисов. Все оказались при деле, в меру занятые и обеспечивающие совместно вполне удовлетворяющую их обстановку и условия жизни.

Вскоре семья перебралась в пригород Парижа Медону, где приютилась большая колония русских эмигрантов из России. Анна, активно сочиняя свои песни и стихотворения, начала работать в журналах. Её творческое дарование нашло общественное признание и в 22 года от роду она вступает во Французское общество поэтов, композиторов и издателей. При этом ей потребовалось выбрать творческий псевдоним. Не сильно задумываясь над проблемой, она по предложению друзей открывает попавшийся на глаза телефонный справочник и выбирает псевдоним «Марли». Так она стала Анной Марли. Она с восхищением вспоминает как она покоряла предвоенный Париж, особенно своими очень успешными выступлениями в 17 лет в легендарном кафе «Шехерезада», частыми посетителями которого были англичане Чемберлен с неизменным зонтиком и Принц Уэльский, добровольно отказавшийся от своего королевства. Как вспоминала Анна: «Париж перед войной-это золотой век»… «Ещё был ресторан «Золотой колокол», куда мы приходили после концерта в 4-5 утра. Там собирались все русские певцы и цыгане. Гуляли и частным образом на дому. Собирались у моей тётки Уваровой, ужинали, пели, плясали…Пели мы «Замело тебя снегом, Россия», «Калитку», «Дорогой длинною», «Караван», «Молись Кунак», военные марши старой России, «Вечерний звон», «Хризантемы» и все старые романсы ».

В 1937 году на конкурсе красоты Анна завоёвывает приз и высокое звание «Вице-Мисс Россия». Заметим, что в конкурсе участвовало огромное количество претенденток с русскими корнями со всей Франции. Но в финале оказались только трое: княгиня Вера Оболенская, о трагической судьбе которой рассказано мною в статье «Русские герои Французского Сопротивления», а также Анна Марли и ещё одна русская красавица. Жюри в составе четырёх судей из, как их называли, легендарных эмигрантов России: Серж Лафарь, Коровин, Немирович-Данченко и Тэффи. Они присудили высший приз «Мисс Россия» двадцатилетней Анне Марли. (В некоторых источниках приз именуется «Вице-Мисс Россия»).

Вскоре Анна выходит замуж за голландского дипломата. Вспоминая предвоенную ситуацию в стране, Анна говорила о ней очень мало: «Париж был смесью роскоши и тяжелой жизни». Она, эта ситуация неизбежности войны с гитлеровской Германией, мало кого беспокоила. Париж жил безмятежной суетой и особенно не задумывался о постоянно увеличивающихся оргиях немецко-фашистского национализма и шабашей коричневых в соседней Германии, начавших агрессивный передел в Европе. И только нападение гитлеровской Германии на Англию несколько затмило угар бесконечных массовых ночных роскошных развлечений и застолий с реками вина. А когда Гитлер устроил разгром совместного франко-английского войскового десанта в Нормандии, Париж очнулся, но опоздал принять эффективные контрмеры против гитлеровских полчищ, перед которыми подняли руки некоторые государства Западной Европы. Франция и её союзники проиграли главную битву в Дюнкерке и без единого выстрела по приказу престарелого маршала Франции Петена сдали Париж на милость Гитлеру. Париж был объявлен открытым городом. И начался хаос общего исхода французов из страны, о котором с болью в душе вспоминала Анна. Вместе с мужем они без задержек тайком постепенно благополучно добрались через Португалию и Испанию до Англии, день и ночь воюющей с фашистской Германией. Анна вспоминала об ужасных последствиях варварских ночных гитлеровских бомбардировок и ракетных обстрелов новыми ракетами Фау-1 и Фау-2, наносивших Лондону и другим городам огромные разрушения и многочисленные человеческие жертвы. По утрам ей, как и всем жителям Англии, приходилось расчищать улицы от стекольных куч разбитых витрин магазинов и разрушенных домов, уносить убитых и разорванные на части человеческие тела, а затем идти на работу.

Анна устраивается в столовую французского центра «Свободной Франции» Де Голля официанткой, где при внезапно возникших неприятных обстоятельствах случайно впервые сталкивается с неизвестным ей требовательным посетителем. Однажды Анна выполнила его заказ и принесла ему суп. Он недовольно сказал ей, что суп должен быть горячим и ей пришлось вернуть суп на кухню, где она недовольно спросила поваров: — Кто этот господин c большим носом, решительно отказавшийся от супа, показавшимся ему холодным?

В ответ, успокоив обидевшуюся официантку, повара тихо и уважительно рассказали «кто есть кто»: — Это главный француз в Англии бригадный генерал Де Голль.

Вернувшись с горячим блюдом к генералу, она увидела его чуть улыбающегося со словами извинения: — Мадмуазель! Суп всегда должен быть очень горячим! Анна ответила своей кроткой улыбкой и уважительным, чуть заметным, поклоном.

18 июля 1940 года глава организации «Сражающаяся Франция» бригадный генерал Шарль де Голль по лондонскому радио обратился ко всем французам с важной исторической речью: «Мы проиграли битву, но мы не проиграли войну!». Он призвал всех французских патриотов объединиться с целью дать достойный отпор гитлеровским оккупантам Франции и вместе с союзниками победить коричневую чуму.

Анна вступает в армию Де Голля, получает армейское удостоверение личности и начинает сотрудничать с радио «Французы говорят французам», где поёт свои новые патриотические песни: «Мужество», «Весна Победы», «Франция», «Париж будет нашим» В каждом слове, каждом ритме- призыв сражаться за свободу, сопротивляться врагу!

«Негодяев, убийц мы изгоним навек, / Из грязных лап вырвем столицу/Мы молоды, сильны/ И все, как один человек, / Воздадим честь Парижу сторицей!»…

Затем её приглашают в качестве солистки в армейский разъездной театр, С ним она объехала всю Англию, выступая со своими песнями, стихами и баснями, участвуя в концертах на военных базах, военных кораблях и других мест размещения войск союзников. Однажды артисты выступали перед военными моряками и Анна, в ожидании выхода на сцену, увидела английскую газету, в которой написано о страшных боях русских с немцами под Смоленском: «На русском фронте идут бои, горят сёла, храбрецы уходят в леса, к партизанам. В мыслях я с Россией. Как никогда прежде чувствую себя русской. Я близка моей далёкой Родине. Одним порывом, как крик сердца, рождается мой «Марш партизан». Насвистывая мотив, пою…Перед мысленным взором — все, кто борется за свободу: русские, французы, итальянцы»… Эта песня родилась в Англии зимним вечером 1942 года. «От леса до леса дорога идёт вдоль обрыва и т.д. Позже песня в исполнении автора попала на радио Би-би-си, которое передавало её на восьми языках. Первоначальный текст песни был написан и исполнен Анной для моряков на указанном выше концерте на русском языке с предварительным переводом по-английски.

Но однажды Анна исполнила «Марш партизан» в узком кругу в присутствии прибывших из Франции журналистов Жозефа Кесселя и его племянника, будущего известного писателя Мориса Дрюона. Прослушав песню, Кессель с нескрываемым восторгом воскликнул:
— Как здорово! Это как раз то, что нам нужно сейчас для Сражающейся Франции!

В тот же вечер гости решили составить текст песни по-французски. Облегчалось выполнение задуманного тем, что Жозеф знал русский язык. Анна о новом тексте отозвалась с похвалой, указав на его явно увеличенный объём, более боевой дух и полную сохранность авторской мелодии, ставшей к тому времени из-за популярности музыкой гимна Сопротивления Франции.

И вот достигнута долгожданная Победа над немецко-фашистской Германией. В 1945 году Анна, разведённая с первым мужем, возвращается в Париж. Она видит свои портреты на обложках журналов, в газетах; её беспрестанно приглашают на различные приёмы высшего уровня и концерты. Она с радостью переживает оглушительный и неожиданный успех, ещё больше увлекаясь вдохновляющими достижениями в осуществлении своих творческих планов! Анна работает и позже с лёгкой руки издаёт первую книгу «Певец Свободы», сборник басен и другие произведения. Она участвует в разъездных группах артистов, выступающих по программам в турне по странам Европы и даже Африки. Она становится зачинателем авторской песни во Франции. Её всё чаще называют «Трубадуром Сопротивления», «Достоянием Республики».

Неожиданно Анну приглашают на гастроли в Аргентину. Так началась её южноамериканская эмиграция по различным странам Южного и Северного американских континентов: Аргентина, Чили, Перу, Бразилия и США. В Буэнос-Айресе она создаёт своё небольшое, но успешное кафе. Вскоре она знакомится с русским учёным-эмигрантом из Ленинграда Юрием Смирновым. Любовь скрепляет их крепкий супружеский союз на 52 года счастливой совместной жизни, пролетевших в браке незаметно, как один день. За два года до своей преждевременной кончины Юрий Александрович о любимой жене записал: «С каждым днём я любил её больше и больше!»

После Южной Америки Анна и Юрий Смирновы прибыли в США, поселились во Флориде, где Анна руководит детским хором «Малютка». Но Юрия Смирнова, как учёного-металлурга, пригласили для преподавательской работы в Пенсильванию. Позже семья облюбовала для постоянного места жительства известный среди русских американцев город Джорданвилль с большим православным русским монастырём и православным Храмом… Смирновым очень понравилось новое место проживания, и они говорили, что здесь постоянно чувствовали животворный русский дух и встречали многих общительных людей из русской эмиграции различных волн.

Анна стала усиленно работать со своими архивами и пишет вторую книгу «Певец свободы» и другие литературные произведения, встречается со старшей сестрой и после безвременной кончины мужа мечтает перебраться на юг России, почему-то только в Кисловодск. Её активно посещают журналисты, писатели из Советского Союза и Российской Федерации, а также русские американцы. Анна часто даёт им интервью, позирует на съёмках, продуктивно работает над «Гимном новой России» и последней книгой «Дорога домой», которая без задержки издаётся в Московском издательстве «Русская мысль» в 2000 году. Об авторе снимают документальный кинофильм «Русская муза французского Сопротивления», на русских телеканалах показывают кадры хроники из жизни «русской француженки Анны Смирновой-Марли» и программу Никиты Михалкова «Русские без России»; в Московском «Доме русского зарубежья» проводят фотовыставку.

30 января 2004 года на большом праздничном концерте в честь Х11 Международных Рождественских образовательных чтений с участием Фонда Андрея Первозванного, где выступил всемирно знаменитый хор «Пересвет». В его исполнении прозвучали впервые в России произведения композитора русско-греческих корней Анны Юрьевны Бетулинской «Марш партизан» и «Гимн новой России». Вот что написала с восторгом об этом историческом культурном событии страны корреспондент радиокомпании «Голос России» Асия Хайретдинова: «Дорогая Анна Юрьевна! Трудно передать словами испытанные мной минуты волнения во время исполнения Ваших произведений «Песня партизан» и «Гимн новой России»! Впервые в России! В чудесно возрождённом Храме Христа Спасителя! Хор пел вдохновенно, на большом подъёме и вызвал бурные овации! От всего сердца поздравляю Вас, Анна Юрьевна, с исполнением Вашей мечты- Ваши песни прозвучали в России! И будут звучать! Возвращение в Россию состоялось.

Известный российский писатель Валентин Распутин по этому поводу написал: «Ещё одно имя замечательного русского человека, Анны Марли, возвращается на Родину.

Возвращается не только для того, чтобы собрать знаки почитания и любви и, сколько для какого-то сводного отчёта о талантливости и жизнеспособности нации даже в трагические периоды её расчленения и неполноты друг без друга».

Заметим, что Франция, Англия и другие страны принимали русскую Анну Юрьевну Смирнову- Марли как композитора и поэта, внесшего свой неоценимый вклад в развитие мировой культуры, и как активного борца Французского Сопротивления, называя её «Трубадуром Сопротивления» или «Достоянием Республики».

В июне 2000 года Франция широко отмечала 60-ю годовщину речи по лондонскому радио генерала Де Голля с призывом к французам о сопротивлении гитлеровским оккупантам до полной победы. Президент Франции Ширак пригласил на торжества в

Париж Анну Юрьевну Смирнову (Марли). Ей были оказаны высшие военные почести и предоставлена честь зажечь огонь воинской памяти у Могилы Неизвестного Солдата под Триумфальной Аркой. Она оказалась второй женщиной, удостоенная этой чести. Первой была Британская Королева Елизавета.

Морис Дрюон писал об Анне Марли: «Вы были символом молодости и таланта, Ваши песни помогли нам пережить самое трудное время, пока не пришла победа».

Но в Советском Союзе о ней официальные органы судили по делу о её репрессированных родителях. И несмотря на её патриотическое отношение и непоколебимую любовь к своей Родине — России, её творчество в стране долгое время замалчивалось, а въезд в СССР запрещался из-за статута эмигрантки. Впервые она смогла вступить на родную землю, только тогда, когда проходившие по делу от 1917 года отец, мать и родственники были реабилитированы и Анна в 1973 году смогла прилететь в Ленинград для встречи с матерью второго мужа Юрия Смирнова. Повторюсь, что Анна проживала последнее время на Аляске, принадлежавшей некогда России. Она жила в доме гостеприимной известной семьи рода Голицыных в городке Палмера, мечтала переехать в Россию и жить в Кисловодске. Здесь же она и умерла на 89 году жизни в феврале 2006 года. Голицыны похоронили её на кладбище «Pioneer cemetery».

Думаю, её жизнь почти ответила на частый главный вопрос: «Что такое «русские»?

Николай Зайцев, полковник в отставке