Агапкин и Шатров: два великих и неповторимых

0
81
На фото памятник двум великим русским композиторам В.А.Агапкину и И.А.Шатрову в Тамбове.

Николай Зайцев, полковник в отставке, ветеран Великой Отечественной войны, Нью-Йорк, апрель-август 2020 г.

21 июня 2015 года в Тамбове состоялась церемония открытия памятника двум знаменитым русским композиторам В.И. Агапкину, И.А. Шатрову и их историческим произведениям. Первый сочинил музыку марша тысячелетия «Прощание Славянки», а второй – Русский вальс «На сопках Маньчжурии», первоначально названный автором «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии».
Памятник воздвигнут не только двум офицерам дореволюционной России, но военнослужащим Советской  Армии. Они оба участвовали в Великой Отечественной войне. В. Агапкин и И. Шатров являлись известными капельмейстерами духовых оркестров, великими композиторами-авторами непревзойдённых по своему международному признанию произведений, символизирующих духовную и культурную преемственность эпох и поколений своей Родины. Их музыкальные шедевры стали визитными карточками России, её музыкальной культуры, особенно, для духовых оркестров многих стран и народов мира. Трудно перечислить страны, где эти музыкальные произведения не пользуются заслуженной популярностью.

Инициаторами сооружения памятника и установки его в Тамбове стали администрация области, Российское военно-историческое общество и Международный ежегодный фестиваль  духовых оркестров имени Василия Агапкина, возглавляемый uлавным дирижёром военных духовых оркестров России генерал-лейтенантом Валерием Халиловым.

К церемонии открытия памятника в Тамбове был приурочен IV Международный фестиваль духовых оркестров имени В. Агапкина с двухдневной программой. Для её соревновательного исполнения прибыли в Тамбов десять духовых военных оркестров из различных городов России. На церемонии открытия памятника присутствовали инициаторы сооружения памятника, а также семья дочери Агапкина Азы Свердловой и многочисленные почитатели музыки композиторов.

Авторами памятника являются скульптор Александр Миронов, архитекторы Вадим Фролов и Софья Шленкина. Они создали впечатляющую архитектурную композицию из гранита с двумя фигурами композиторов в военной форме и в полный рост, разделённых массивной гранитной стелой. На её лицевых сторонах высечены ноты гениальных произведений, а на центральной торцевой части изображён бронзовый тамбуршок — главный символ военного дирижёра.

В центре между фигурами композиторов на отдельном гранитном постаменте расположили барабан с музыкальными инструментами военного духового оркестра. Высота памятника 6,5 метра, масса 7 тонн. Он установлен на улице Интернациональной в центре красивого старинного города России Тамбова.

Город Тамбов для установки памятника был выбран в результате общероссийского конкурса не случайно. Известно, что жизнь этих российских соотечественников во многом взаимно похожа и привязана к этому старому городу Центральной России. И Василий Агапкин и Илья Шатров в разное время жили здесь на одной и той же Гимназической улице, посещали один и тот же единственный музыкальный салон, работали в одном и том же городском музыкальном училище в разное время и создавали свои бессмертные музыкальные шедевры, под знаком которых прошли все главные события ХХ века.

Илья (Илия) Шатров родился 1 апреля 1879 года в городу Землянске, Воронежской губернии, в семье отставного унтер-офицера Литовского лейб-гвардии пехотного полка. В детстве брат отца будущего композитора, дядя Михаил, заметил  музыкальную одарённость Ильи и подарил ему гармошку и балалайку. И не ошибся: юный племянник с увлечением научился играть на этих распространённых народных инструментах. Вскоре после смерти отца в 1893 году его зачислили воспитанником музыкальной команды трубачей Гродненского лейб-гвардии гусарского полка, где он за короткое время освоил основы игры на барабане, трубе и других духовых инструментах. Заметив выдающиеся музыкальные способности воспитанника полкового оркестра, командир полка написал ходатайство о направлении Ильи для поступления в Варшавский институт (университет) искусств имени Фредерика Шопена, куда он был принят в порядке исключения. Это учебное заведение он окончил успешно в 1900 году с присвоением ему звания капельмейстера оркестра и выдачи в 1900 году диплома за подписью директора университета.

В 1903 году Илья назначается капельмейстером команды музыкантов военного оркестра из 60 человек 214 резервного Мокшанского батальона Пензенской губернии. В 1904 году батальон преобразуется в 214 резервный Мокшанский пехотный полк. Его командиром стал полковник П.П. Побыванец.

Перед началом Русско-японской войны в 1904 году полк прибывает в Маньчжурию и вскоре оказывается на переднем крае жарких сражений в районе Гаоляна, а затем и под Мукденом. Здесь 25 февраля 1905 года развернулось Мукденское сражение, и полк через несколько дней упорных боёв с превосходящими силами оказался в окружении. Отбивая непрерывные попытки врага, пытавшегося уничтожить полк, русские воины не собирались сдаваться. В критический момент, когда на исходе оказались запасы боеприпасов, командир полка полковник П.П. Побыванец принял единственно верное решение — идти на прорыв вражеской обороны в рукопашном бою.

И командир отдаёт приказ:

— Полк! Примкнуть штыки!. Знамя и оркестр — вперёд!

Знаменосцы полка вышли из окопов первыми, за ними выстроились 60 музыкантов полкового оркестра во главе с капельмейстером Ильёй Шатровым.

Затем командир полка приказал:

— Полк, атаку — марш!

Поэт Геннадий Венедиктов, представив динамику отчаянного рукопашного боя, долго и мучительно добивался правдивости своего рассказа о смертельной схватке с коварным врагом, в которой русские воины под музыку оркестра, бросились в рукопашную  с единственной целью разгромить ненавистного врага и победить. Поэт, на мой взгляд, очень точно отразил в своих словах и образах не только крепость морального духа, но и героическую нацеленность и единение атакующих на решительную победу в смертельном бою. Познакомьтесь с его текстом, подтверждающим стремление поэта своими литературными средствами добиться убедительности и правдивости в повествовании о смертельной схватке с врагом в рукопашном бою. Удалось ли ему, судите сами по тексту ниже.

1.«В утренней мгле/ Горн проиграл сигнал/Сопок уснувших чуткий покой/Марш боевой взорвал».

Что было дальше — об этом рассказывает венедиктовский новый текст, выбранный мною как более правдиво отражающий динамику смертельного рукопашного боя, в который решили ввязаться отчаявшиеся русские воины под музыку полкового оркестра под руководством капельмейстера Ильи Шатрова, бесстрашно шагавшего под пулями и взрывами без винтовок, а только с трубами и музыкой оркестра на врага.

Вникая в динамику предстоящего боя любой фронтовик, в том числе и автор этих строк, на основе своего фронтового опыта пережитой в первой атаке, невольно проникается гордостью и чувством причастности к бесстрашию и массовому героизму и силе русского духа воинов 214 резервного Мокшанского пехотного полка:

«Шквальный огонь/Встретил пехоты цепь/Дымом пред ней вставала земля/ В небе рвалась шрапнель!

Припев:

Замолчал альтист молодой/Еле слышен марш боевой/ И корнет умолк, и валторна/ Лишь играет трубач седой

2.Вверх и вперёд!/Близок окопов ряд/Гибель свинец навстречу несёт/И нет нам пути назад.

Рукопашный бой удалый/Разыгрался в море огня/Враг не забудет день схватки кровавой/ Русский наш штык кляня

Припев:

Венский вальс оркестру полковому /В парке городском не играть-/

И трубачу и альтисту младому/В сопках судьба лежать.

3.Горечь утрат/Болью сжимает грудь/Павших героев тени кружат/Вальс навевает грусть/

Спите бойцы/Вечная память вам/Нерукотворный встал к небесам/Славы нетленный Храм!

Припев:

И не крест на сопках стоит/Не гранит покой ваш хранит/О боях и товарищах павших/Вальс Маньчжурский в сердцах звучит».

Финал боя оказался победным: 214 резервный Мокшанский пехотный полк вырвался из окружения, обратив в бегство японцев. Но победа досталась высокой ценой. Источники сообщают, что из 4000 активных штыков полка остались живыми 700 человек, из 60 разновозрастных музыкантов полкового оркестра только семерым вместе с капельмейстером Ильёй Шатровым удалось сохранить свои жизни. Командир полка был тяжело ранен и отправлен санитарным поездом в Россию, но по дороге он скончался от полученных ран.

Известно, что за героический подвиг оркестра оставшиеся в живых музыканты были награждены высшими солдатскими наградами — Георгиевскими Крестами, капельмейстер Илья Шатров получил офицерский Орден Святого Святослава 3-ей степени с Мечами. Это в Российской армии был второй случай награждения капельмейстера такой высокой офицерской боевой наградой.

Полковой оркестр награжден полным комплектом Почётных Серебряных труб.  

После окончания Русско-японской войны 214 резервный Мокшанский пехотный полк почти  год оставался в Маньчжурии, где капельмейстера полка Илью Шатрова не оставляла мечта об увековечении памяти погибших на его глазах юных воспитанников команды оркестра и массовой героической гибели солдат и офицеров полка, среди которых было много боевых друзей-однополчан.

Однажды в 1906 году, свидетельствует источник, Шатров допустил нарушение воинского устава и в качестве наказания оказался на гауптвахте. Он там не терял времени и сочинил мелодию в память о погибших однополчанах. Её первая редакция, к сожалению, не сохранилась для истории. Как не молвить: что имеем не храним, потерявши, плачем! 

В 1906 году полк вернулся на Урал в Златоуст, но вскоре в сентябре 1906 года он был передислоцирован в Самару. Здесь Шатров познакомился с Оскаром Ф. Кнаубом, известным педагогом, издателем нот и музыкальным деятелем. Он помог Шатрову завершить работу над произведением, которое было написано в жанре вальса и названо «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии». Летом 1907 года его ноты с укороченным названием «На сопках Маньчжурии» продавались в магазине Кнауба.

24 апреля 1908 года в Самаре в Струковском саду состоялось первое официальное исполнение духовым оркестром под управлением композитора Шатрова названного вальса. Музыка нового вальса не особенно восхитила аудиторию, проявившую сдержанное молчание. Но спустя небольшое время вальс всё чаще стал звучать на различных площадках, а с 1910 года резко возрос тираж грамофонных пластинок с музыкой шатровского вальса, опередив тиражи других вальсов. За три года после его написания он издавался 82 раза! Небывалый рекорд, не превзойдённый никаким иным музыкальным произведением аналогичного жанра!

Известно, что первый вариант текста на музыку Шатрова написал самарский поэт и писатель Степан Петров (псевдоним — скиталец). Текст, к сожалению, не сохранился. Однако изучение многих текстов известных и малоизвестных поэтов на музыку вальса «На сопках Маньчжурии» по содержанию стихов не соответствовало русскому духу боевых сражений, не воспевало массовый героизм и упорство русских воинов в сражениях за Порт-Артур, за Ляоян, под Мукденом и на реке Шахе, в знаменитом и долгом по времени, названном в истории Русско-японской войны «Шахейским сидением». Чаще всего в текстах звучали пораженческие мотивы, стоны и плачь России. Подвигам не отводилось хотя бы минимального внимания. И потому после Великой Отечественной войны некоторые поэты и прозаики пришли к раздумьям о необходимости переосмысления событий Русско-японской войны в поэзии и прозе, обратив внимание   на возвеличивание подвигов главного героя войны, рядового воина-солдата. Повторюсь, ведь и сам композитор Шатров, капельмейстер оркестра 214 резервного Мокшанского пехотного полка беспрерывно мечтал об увековечении подвига погибших в февральском 1905 года Мукденском сражении юных музыкантов, возглавляемого им оркестра, и многих однополчан.

Одним из первых поэтов, переосмысливших значение подвига Мокшанского полка и других подобных подвигов на той войне, стал современный поэт Геннадий Венедиктов, сочинивший свой текст песни «На сопках Маньчжурии» не только на музыку вальса И. Шатрова, но и текста на музыку марша «Прощание Славянки» В. Агапкина. Оба текста воспевают героизм простого русского воина, доступно и образно излагают динамику боя, подтверждая смертельную опасность боевых усилий и массовый героизм воинов полка в достижении намеченной цели.

Когда я читаю или напеваю венедиктовский текст на музыку вальса «На сопках Маньчжурии», появившегося в интернете после 70-летия Великой Победы над гитлеровским фашизмом, то чётко представляю свою первую атаку под Ленинградом  в январе 1944 года, и мне невольно приходится с позиций своего фронтового опыта задумываться над правдивостью новых стихов Венедиктова. Я полностью поддерживаю результат его переосмысления прошлого Русско-японской войны, особенно оценки таких или подобных смертельных схваток, выпавших на долю 214 резервного Мокшанского пехотного полка, которую поэт будто прочувствовал и лично мучительно пережил боевую схватку исторических русских героев давно забытой войны. Мне удалось разыскать авторское упоминание о том, что текст перерабатывался четыре раза с целью достижения точности и правдивости рассказа о смертельной схватке однополчан и незабвенной памяти о сложивших свои головы русских героях.

Геннадий Венедиктов анонсировал восемь своих поэтических произведений, в том числе и впервые созданный текст на английском языке «Прощание Славянки» на музыку В. Агапкина. Мне не приходилось раньше знать, что этому поэту упорным трудом удалось при помощи двух российских лингвистов сочинить слова «Марша тысячелетия» на английском с соблюдением соответствующих правил литературного английского языка.

Добавлю, что он недавно, точнее, в 2016 году, создал текст «Прощание Славянки» на русском языке, который, как и текст песни «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии» явно превосходят другие тексты своей непогрешимой правдивостью и точностью поэтического рассказа о реальных картинах былых сражений. Они чёткими ударными слогами и акцентами в унисон с музыкой двух непревзойдённых произведений вызывают у слушателей гордость и очарование невольного соучастия в динамике тех событий, о которых вместе рассказывают поэт и композитор каждый своими средствами. Считаю, что Геннадий Венедиктов своими талантливыми стихами невольно значительно усилил популярность названных произведений и их авторов композиторов Ильи Шатрова и Василия Агапкина.

 24 апреля 2013 года по инициативе двух депутатов Городской думы Самары отмечалось столетие со дня первого исполнения Русского вальса «На сопках Маньчжурии» в этом городе на Волге. Интересно, что музыка популярного вальса сопровождала известия о победах Советской Армии на фронтах Великой Отечественной войны. Сам автор, майор И.А. Шатров, стал кавалером правительственных наград: ордена Красной Звезды, медалей «За отвагу» и «За боевые заслуги». Нигде не упоминается его медаль «За Победу над Германией», хотя, на мой взгляд, воинская служба офицера Советской Армии Ильи Алексеевича Шатрова, казалось бы, соответствовала статусу получателя этой массовой награды участников Великой Отечественной войны. Но, возможно, я ошибаюсь.

Илья Алексеевич в Тамбове покинул наш мир и здесь похоронен на Воздвиженском кладбище в 1952 году.

Далее хочу познакомить читателей с новым текстом «Прощание Славянки» поэта Геннадия Венедиктова на музыку В. Агапкина:

Развевается Знамя Державное

 Гром над строем гремит полковой,

 Тает в дымке колонн колыхание

 Ждёт по утру решительный бой.

 Мать, сестра и жена иль любимая

 В сердце чутком тревогу таят 

 Марширует полями родимыми

 Полк туда, где алеет закат.

 Припев:

Прощай сын и брат

                Отчизны солдат

                Суров будет бой

                Пройди его, вернись домой!

                Раскалена броня

                Вздымается к небу земля

                Вперёд, пехота! За ротой рота,

                Судьбу солдатскую кляня.

Молят Господа губы безмолвные:

   Пусть живыми вернутся домой,

   Пусть им жребий падёт в дверь знакомую

   Постучаться вечерней порой.

   Вы свободу поруганной Родины

   Дорогой оплатили ценой

   Лихолетия путь Вами пройденный,

   Окропили кровавой росой

Припев:

Прощай муж и брат,

               Безвестный солдат.

               Суров будет бой

               Не все из Вас придут домой.

               Придет побед весна,

               Станет мирно трудиться страна…

               Последней платой зато солдатом

    Жизнь беззаветно отдана.

Ночь зарёю сменяется алою,

   Верой полон, Славянка твой взгляд

   К Вам шагают солдаты усталые

   Из краёв, где темнеет закат.

   День за днём жизнь свою молодую

   Не щадили в атаках лихих,

   Память Русь сохранит вековую

   О безвестных героях своих.

Припев:

Прощай сын и брат

               Отчизны солдат

               Жестокий был бой

               Не все из нас пришли домой

               Среди берёз гранит

               Честь воинов, павших хранит.

               Солдат суровый на поле боя

               В шинели каменной стоит.

Я не раз и не два читал и напевал этот текст, слушал на YouTube в записи, как и некоторые иные стихи. Однако предложенный поэтом Геннадием Венедиктовым запал мне в душу крепче других. Думаю, многие читатели, особенно из бывших военных, согласятся с его неоспоримыми преимуществами. Но я не раз спрашивал себя: Как бы отнёсся к новому тексту сам творец «Марша Тысячелетия» Василий Агапкин?

Конечно, это риторический вопрос, но предположу, что взгляды этого композитора формировались в долгой его жизни и воинской службе в обстановке профессиональной работы, прежде всего, с военными оркестрами и армейскими ансамблями. Потому он, думаю, обязательно познакомился бы с текстом и прослушал, возможно, его исполнителей. Полагаю, Василий Иванович вполне одобрил бы новый текст «Прощание Славянки».

Хочу напомнить читателям краткую биографию композитора В. Агапкина, сочинителя музыки одноимённого марша и многих других произведений.  

Василий Иванович родился 22 января (3 февраля) 1884 года в деревне Шенчерово, Михайловского уезда Рязанской губернии, в бедной крестьянской семье. Отец Иван Аустинович вскоре переехал в Астрахань работать портовым грузчиком. Туда же переехала и вся семья. Через год после рождения Василия, мать умерла. Отец женился на прачке порта Анне Матвеевне, имевшей двух дочерей. Но когда Василию исполнилось 10 лет, умирает его отец. Мать, зарабатывавшая копейки, вынуждена была отправить Василия и двух дочерей на попрошайничество. И Василий выпрашивал подаяния, чаще всего у церкви. Об этом много лет спустя подробно рассказала Аза Свердлова, дочь Василия Агапкина, в своём выступлении на церемонии открытия в Тамбове памятника двум великим композиторам В. Агапкину и И. Шатрову 21 июня 2015 года. Я с трепетом выслушал её яркое выступление, записанное в ролике на YouTube.

Аза Свердлова также добавила, что во время астраханского детства её отца, ему удалось устроиться учеником в духовой оркестр 308 резервного Царёвского батальона, где он проявил свою музыкальную одарённость. К 14 годам он стал лучшим солистом-корнетистом оркестра полка. Далее вся его жизнь оказалась связанной с армией и духовыми оркестрами.

В 1906 году Василий был призван на воинскую службу в 16 драгунский Тверской полк, дислоцировавшийся в пригороде Тифлиса. В 1909 году после окончания воинской службы Василий поселяется в Тамбове, поступает на сверхсрочную воинскую службу трубачом 7 запасного кавалерийского полка. Здесь он женился, а в 1911году без отрыва от службы занимался в классе духовых инструментов Тамбовского музучилища.

В 1912 году в обстановке патриотической эйфории в России, вызванной государственной поддержкой славянским государствам в Первой Балканской войне за освобождение от Османского ига, Василий Агапкин написал марш, названный позже «Прощание Славянки». Сочинение было выполнено только в двух частях и не соответствовало классическому требованию жанра марша в трёх частях. По совету однополчан Василий отправился в Симферополь к известному издателю нот Якову Богораду. С его помощью они совместно доработали ноты и впервые попробовали на плацу с прохождением полка. Затем Василий вернулся в Тамбов и здесь впервые марш был официально исполнен на плацу 7 резервного кавалерийского полка.

В 1918 году Василий добровольно вступил в Красную Армию и организовал духовой оркестр в Первом Красном гусарском полку. В 1920 году он снова оказался в Тамбове, где руководил музыкальной студией музучилища и духовым оркестром войск ГПУ.

5 августа 1922 года Агапкин с оркестром дал прощальный концерт в Тамбове и сразу их в полном составе отправили в Москву. Здесь в январе 1924 года оркестр под управлением дирижера Агапкина участвовал в траурной церемонии похорон В.И. Ленина.

В 1928 году Агапкин создал духовой оркестр из беспризорников, затем его назначили капельмейстером 7 полка ГПУ. В 1930 году он становится руководителем оркестра Высшей школы НКВД СССР, где смог сделать несколько грамзаписей.

7 ноября 1941 года Агапкин был удостоен чести дирижировать духовым оркестром на военном историческом параде в Москве на Красной площади, с которого участники парада отправлялись на фронт для защиты столицы Родины. Отметим, что оркестр Агапкина являлся частью сводного парадного коллектива, выступавшего 24 июня 1945 победного года на историческом торжестве Победителей на Красной Площади в Москве.

Отмечу, что оба композитора, кроме названных выше музыкальных шедевров, успели создать другие, не менее успешные сочинения.

В.И.Агапкин умер 29 октября 1964 года и похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Оба композитора оставили благодарным потомкам на память свои произведения, хранящиеся в различных музеях.